Ядерная тьма
language

Холодная война растаяла только слегка

Автор – Стивен Старр (Steven Starr)

Статья впервые опубликована в Columbia Tribune

*Примечание для читателей: название статьи было изменено без моего разрешения. В оригинале название звучало так:

Холодная война не закончилась:
Ядерное сдерживание против ядерного разоружения

В заключение своего саммита в апреле 2008 года президенты Джордж Буш и Владимир Путин пришли к соглашению, что Холодная война закончилась и что еще один Кубинский ракетный кризис “немыслим”. Рядом стояли американские и российские офицеры с кейсами, с помощью которых их президенты могли бы быстро передать пусковой приказ, который в течение трех минут поднял бы в воздух сотни баллистических ракет с тысячами ядерных боезарядов, чтобы они начали свой тридцатиминутный полет к России и Соединенным Штатам.

Несмотря на публичные высказывания о дружбе, Соединенные Штаты и Россия продолжают действовать в соответствии с политикой, которая предполагает, что каждая из сторон могла бы санкционировать ядерную атаку против другой. Неспособность покончить с их ядерной конфронтацией времен Холодной войны привела обе нации к сохранению в высокой боевой готовности около 2600 стратегических ядерных боезарядов, которые могут быть запущены с помощью ракет в течение всего нескольких минут, и их главной миссией остается уничтожение на другой стороне ядерных сил, промышленной инфраструктуры, а также политического и военного руководства.

Многие американцы не знают, что это оружие существует. Они не представляют себе, что только один стратегический ядерный заряд, взорванный над городом или промышленным районом, мог бы вызвать гигантский огненный ураган на площади от 40 до 65 квадратных миль. Огромные ядерные арсеналы были фактически скрыты от общества и удалены из сферы его знаний, поэтому улыбающимся американскому и российскому президентам было нетрудно провозгласить "мир в наше время".

Другой Кубинский ракетный кризис может быть “немыслимым”, но продолжающаяся ядерная конфронтация между США и Россией означает, что он, безусловно, не является невозможным. Несмотря на президентские уверения, отношения между Вашингтоном и Москвой сейчас, наоборот, хуже, чем в любое время после распада Советского Союза. И ядерное оружие остается в центре российско-американских политических разногласий.

За одиннадцать месяцев до апрельского саммита 2008 года Путин объявил о проведенных испытаниях новой русской баллистической ракеты, способной нести несколько ядерных боеголовок, что стало ответом на планируемое развертывание Америкой новой системы противоракетной обороны в Восточной Европе. Буш сказал, что эта американская система предназначается для перехвата иранских ракет, нацеленных на США. Россия в ответ на это утверждает, что у Ирана ракет дальнего действия нет и что они, скорее всего, появятся нескоро, - но даже если бы Иран создал их, планируемые места для размещения американских радаров и перехватчиков находятся на сотни миль севернее тех районов, где их надо было бы установить в идеальном случае.

В то же время, место, планируемое для американской системы, является идеальным для отслеживания расположенных в европейской части России ядерных баллистических ракет. Расстояние от Москвы до высокочастотного радара Х-диапазона (Гегагерцы) в Чехии и ракет-перехватчиков в Польше составит от 800 до 1000 миль. Если такую ситуацию перевернуть наоборот, то это эквивалентно установке российских ракет на северном берегу озера Верхнее. Россия считает, что предлагаемая система США представляет непосредственную угрозу для ее стратегических ядерных вооружений и предупреждает, что она будет нацеливать свои ракеты на чешские и польские районы, где американская система будет развернута.

Российские аргументы поддерживаются двумя уважаемыми американским физиками, Джорджем Льюисом (George Lewis) и Теодором Постолом (Theodore Postol). Они отмечают, что эта американская система противоракетной обороны (ПРО) была бы способна отслеживать и блокировать почти каждую российскую ракету, запущенную с позиций западнее Урала в направлении Соединенных Штатов. Эти ученые говорят, что единственной очевидной причиной выбора Восточной Европы для размещения элементов американской ПРО является желание иметь перехватчики поближе к России, и намерение сделать эти перехватчики и радар дополнением к уже разворачиваемой системе ПРО на континенте США.

Москва также обеспокоена постоянными усилиями по расширению НАТО и стремлением окружить Россию американскими военными базами. Несмотря на бурные возражения России, Буш продолжает настаивать на приеме бывших советских республик Украины и Грузии в НАТО. Если бы это произошло, то вооруженные силы НАТО встали бы на границах России. В случае приема Украины в НАТО и размещения на ее территории элементов американской ПРО, Россия обещает нацелить на эти районы свои ракеты.

НАТО, которая началась как антисоветский альянс, замкнулась в менталитете Холодной войны, который рассматривает Россию в качестве врага и сохраняет ядерное оружие в качестве главной военной опции. Четыреста восемьдесят американских ядерных бомб (это больше, чем все развернутые ядерные арсеналы Франции, Великобритании, Китая или Израиля) складированы на восьми европейских базах НАТО. Это выдвинутое вперед американское оружие, в соответствии с планами НАТО по ядерным ударам, предназначено для применения против целей на Ближнем Востоке или в России.

Холодной войне не будет конца до тех пор, пока США и Россия не понизят боевую готовность их ядерных арсеналов и не прекратят, наконец, свою ядерную конфронтацию. Это, безусловно, не произойдет, пока Соединенные Штаты продолжают настаивать на расширении НАТО, игнорируя при этом российскую озабоченность по поводу предлагаемой Вашингтоном системы противоракетной обороны в Европе.

Стивен Старр (Steven Starr) является независимым автором, публиковавшимся в Бюллетене Ученых-Атомщиков (Bulletin of the Atomic Scientists) и на сайте Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и окружающей среды при Московском физико-техническом институте (armscontrol.ru). Он недавно оставил медицинскую профессию, чтобы работать педагогом и консультантом по проблемам ядерного оружия.

Самоубийство – это не оборона

Даже если президент Обама повернет в противоположном направлении агрессивную военную политику администрации Буша, потребуется новое мышление, чтобы, действительно, положить конец американо-российскому ядерному противостоянию. Новое мышление потребуется потому, что ядерное сдерживание остается ключевой военной стратегией США и России, как и любого другого ядерного государства. Концепция сдерживания делает продолжающееся существование всех ядерных арсеналов рациональным выходом.

В Военном Словаре Министерства обороны США говорится: “Сдерживание есть представление о существовании правдоподобной угрозы неприемлемого противодействия”. Сегодняшняя “правдоподобная угроза”, созданная оперативно развернутым ядерным оружием США и России, в тысячу раз превосходит по совокупной мощности все боезаряды, взорванные во второй мировой войне. Совершенно очевидно, что “правдоподобная угроза”, основанная на таком арсенале, означает уничтожение большей части людей на планете.

Многие военные и гражданские лидеры, которые опираются на ядерное сдерживание, полагают, что реального пути к уничтожению ядерного оружия нет. Вопрос, который они не могут задать самим себе, состоит в том, каким будет через некоторое время вероятный выбор из этих двух альтернатив действий? Упрямо сохранять предельно опасные ядерные арсеналы как основу политики сдерживания, или же искренне стремиться к миру, свободному от ядерного оружия?

Те, кто считают бессрочное сохранение ядерного оружия целесообразным и легитимным выходом, часто склонны представлять идею уничтожения ядерных арсеналов как “дестабилизирующую” цель, и очевидно полагают, что сдерживание всегда будет предотвращать ядерную войну. Однако такой их долгосрочный оптимизм не подтверждается ни логикой, ни историей.

Сдерживание будет работать лишь до тех пор, пока все стороны остаются рациональными и боятся смерти. Однако для многих экстремистских групп правдоподобная угроза возмездия не является сдерживающим фактором, независимо от того, каким по силе оно могло бы быть. История полна примерами иррациональных лидеров и решений, которые приводили к войне. Ядерное оружие вкупе с человеческой подверженностью ошибкам не только делает ядерную войну возможной, но в конечном итоге делает ее неизбежной.

Если конечная цель политики национальной безопасности состоит в обеспечении сохранения нации, тогда попытка достижения этой цели через ядерное сдерживание должна рассматриваться как полнейший провал. Поскольку сдерживание не устанавливает рациональных лимитов на величину и структуру ядерных сил, были созданы десятки тысяч единиц ядерного оружия. Они продолжают находиться в боевой готовности и терпеливо ждут, чтобы уничтожить не только нашу нацию, но и любой другой народ на Земле.

Последние исследования показывают, что пожары, вызванные взрывами только половины процента совокупного ядерного арсенала США и России, создали бы 50 миллионов тонн дыма, который поднялся бы в стратосферу и блокировал большую часть света от поверхности Земли. Последовавшая за этим ядерная тьма привела бы к падению глобальной температуры до тех же, или ниже, уровней, какие имели место 18 тысяч лет назад в разгар последнего Ледникового Периода. Эта тьма сохранялась бы много лет, сделав сельское хозяйство практически невозможным, а также, вероятно, привела бы к коллапсу земных экосистем, испытывающих напряжение уже сегодня.

Так что, следствием лишь одного провала системы сдерживания мог бы стать конец истории человечества. Большая ядерная война сделает нашу планету непригодной для обитания. Даже конфликт между Индией и Пакистаном, при котором взорвано лишь полпроцента от глобального ядерного арсенала, привел бы, в соответствии с прогнозами, к катастрофическим нарушениям глобального климата.

Лидеры, которые решили защитить свою нацию с помощью ядерного оружия, должны считаться с тем фактом, что ядерная война есть самоубийство, а не способ сохранить своих граждан. Самоубийство – не способ обороны.

Если мы принимаем утверждение, что “реалистичного пути к безъядерному миру нет”, тогда мы приговариваем детей всего мира к действительно мрачному будущему. Вместо этого нам надо отвергнуть менталитет 20-го века, который все еще продолжает вести нас к пропасти, и понять, что ядерное оружие представляет угрозу для рода человеческого.