Ядерная тьма
language

Воздействие регионального ядерного конфликта на климат и здоровье

Эта работа была представлена как предложение от организации “Врачи мира за предотвращение ядерной войны” (the International Physicians for the Prevention of Nuclear War) во время второй сессии Подготовительного комитета Конференции 2010 года по ревизии Договора о нераспространении (2010 nuclear Non-Proliferation Treaty Review Conference), Женева, Швейцария, 29 апреля 2008 г.

Участники
  • Джон Лоретс (John Loretz), “Врачи мира за предотвращение ядерной войны”
  • Ира Гельфанд (Ira Helfand), доктор медицины, “Врачи мира за предотвращение ядерной войны”, “Врачи за социальную ответственность”, США
  • Стивен Старр (Steven Starr), лоббист (журналист, поставляющий информацию из парламентских кулуаров), “Врачи за глобальное выживание”, Канада
  • Джон Халлам (John Hallam), редактор "Nuclear Flashpoints"
  • Спикер: доктор Гуннар Вестберг (Gunnar Westberg), “Врачи мира за предотвращение ядерной войны”

Перспектива ядерной зимы – катастрофическое глобальное похолодание, вызванное выбросами дыма и копоти от взрыва тысяч ядерных зарядов и, как результат, уничтожение экосистем Земли, отвечающих за поддержание жизни – существенно способствовала пониманию Соединенными Штатами и бывшим Советским Союзом, что ядерная война не может быть выиграна и не должна быть развязана.

Несмотря на то, что опасность кажется сейчас отодвинутой, она не исчезла. Соглашения между США и России по контролю над вооружениями позволили сократить на две трети мировые ядерные арсеналы с тех пор, как ядерная зима была впервые описана в 80-х годах. Тем не менее, в мире все еще существуют более 25 000 ядерных бомб, которых достаточно для того, чтобы привести к ядерной зиме несколько раз.

Однако, до недавних пор существовало неподтвержденное предположение, что меньшая по масштабам, региональная ядерная война, несмотря на то, что она способна вызвать неприемлемые миллионы жертв и беспрецедентное локальное опустошение, не вызвала бы экологических последствий на глобальном уровне. Это предположение было опровергнуто новыми научными исследованиями, проведенными учеными- климатологами, которые пришли к выводу, что ядерная война с применением не более чем 100 зарядов, подобных сброшенной на Хиросиму бомбе – а это около 0.3% глобального ядерного арсенала, – могла бы иметь ужасающее, продолжительное воздействие на глобальный климат.

В этой презентации мы очень коротко подытожим результаты исследований американских ученых Ричарда Турко (Richard B. Turco), О.В. Туна (O. B. Toon), Алана Робока (Alan Robock) и их коллег 1,2,3 , а также приведем оценку последствий для здоровья людей, которая содержится в анализе экспертов из “Врачи мира за предотвращение ядерной войны”. Мы настоятельно советуем вам прочесть полные исследования, и были бы счастливы помочь вам найти интернет-страницы, где вы можете получить их.

В указанных исследованиях рассматриваются последствия возможной региональной ядерной войны в Южной Азии, с использованием того количества ядерного оружия, которое согласно сегодняшним оценкам имеется в совокупном арсенале Индии и Пакистана. Этот сценарий взят только для примера. В дополнение к девяти странам, уже располагающим ядерным оружием, еще 32 государства имеют расщепляющиеся ядерные материалы, достаточные для его создания; тем самым, несколько других регионов мира могут быть подвергнуты риску возникновения ядерной войны в описываемых здесь масштабах, если режим нераспространения будет разрушен. Население и экономическая активность Индии и Пакистана сконцентрированы в больших городах, которые, по всей видимости, стали бы целями в ядерном конфликте. Исследование вероятного исхода обмена ядерными ударами в Южной Азии с использованием 100 зарядов мощностью 15 килотонн каждый, имеющихся в совокупном ядерном арсенале Индии и Пакистана, показывает, что такой обмен мог бы иметь немедленный опустошающий эффект, с гибелью 20 миллионов человек, т.е. с таким количеством жертв, которое равно половине числа людей, убитых по всему миру в течение шести лет второй мировой войны. Кроме того, имели бы место огромные экономические последствия для мегаполисов, подвергнувшихся выпадениям радиоактивных осадков, которые, вероятно, не прекращались бы до бесконечности.

Несмотря на то, что эти региональные явления столь ужасны, они могут быть ничтожными по сравнению с глобальными климатическими последствиями конфликта.

Дым и копоть от городских огненных ураганов, вызванных множественными ядерными взрывами, – от 1 до 5 миллионов метрических тонн – поднялись бы в верхнюю тропосферу и в результате атмосферного нагрева были бы затем подняты еще выше, глубоко в стратосферу. В результате облака копоти должны блокировать солнечные лучи, что привело бы к значительному охлаждению и уменьшению количества осадков, длящимся более десятилетия. В течение 10 дней после взрывов средняя температура на земной поверхности упала бы на 1,25° C. В течение года можно ожидать снижения на 10% среднего уровня глобального выпадения осадков и существенного уменьшения периода азиатских летних муссонов. Даже 10 лет спустя имело бы место устойчивое поверхностное охлаждение в среднем на 0.5° C. В течение нескольких дней, температуры вокруг Земли должны стать ниже, чем имевшие место во время пред-индустриального Малого Ледникового Периода (между приблизительно 1400 и 1850 годами).

Что еще хуже, такое количество дыма, выброшенного в атмосферу, привело бы к значительному сокращению защитного озонового слоя Земли. Исследование, опубликованное в апреле Национальной академией наук (the National Academy of Sciences), использовав подобный сценарий ядерной войны с применением 100 зарядов, подобных бомбе в Хиросиме, показывает глобальное уменьшение озонового слоя более чем на 20%, в средних широтах – на 25-45%, и на 50-70% – в северных высоких широтах на протяжении первых 5 лет, а также устойчивое снижение, длящееся в течение еще 5 последующих лет. И как результат – увеличение ультрафиолетового облучения, что имело бы серьёзные последствия для здоровья человека.

Внезапные изменения климата, предсказанные в этих исследованиях, имели бы существенное влияние на сельскохозяйственное производство. Сезон вызревания был бы сокращен на срок от 10 до 20 дней на многих важнейших с точки зрения производства зерна территориях по всему миру, что могло бы полностью уничтожить посевы, у которых не будет достаточного времени для достижения созревания. Огромное количество пищи может также быть уничтоженным, и значительные засеянные территории станут непригодными для производства урожая вследствие радиоактивного загрязнения.

В настоящее время имеется более, чем 800 миллионов человек по всему миру, кто хронически истощен, и еще несколько сотен миллионов живут в странах, зависимых от импортируемого зерна. Даже самый незначительный внезапный спад в сельскохозяйственном производстве мог бы инициировать значительное увеличение цен на основные продукты питания и запасы продовольствия в глобальном масштабе, что сделало бы пищу недоступной бедным людям по всему миру. Поскольку пока невозможно точно оценить длительность глобального голода, который последовал бы за региональным ядерным конфликтом, кажется вполне обоснованным опасаться, что в результате голодания погибнет до одного миллиарда человек. Голод в таких масштабах также привел бы к значительным эпидемиям инфекционных болезней и был бы потенциально опасен с точки зрения возможности возникновения военных и гражданских конфликтов.

На середину августа прошлого года объем мировых запасов зерна составлял примерно 322 миллиона тонн при годовом потреблении в 2098 миллионов тонн. Таким образом, емкость мировых запасов зерна, выраженная в днях потребления, составила примерно 55 дней, т.е. меньше, чем любые показатели за последние 50 лет, и драматически ниже, чем 100 – 120 дней потребления, доступного в 1980-е и 1990-е годы.

Эти запасы не обеспечили бы сколько-нибудь существенный резерв в случае острого спада в глобальном производстве. Исходя из этого, мы ожидали бы увидеть гораздо большее увеличение цен на зерно по всему миру. Эти повышения цен возложили бы огромное бремя на все страны, которые импортируют большое количество продовольствия, и сделали бы пищу недоступной для сотен миллионов людей, кто уже совершенно истощен, поскольку не в состоянии получить адекватную еду даже по текущим мировым ценам. Кроме того, возможно, мы наблюдали бы накопление запасов продовольствия в глобальном масштабе. В случае регионального ядерного конфликта страны-экспортеры зерна столкнулись бы со значительным сокращением посевных площадей и перспективой плохих урожаев в течение последующих нескольких лет. Вероятно, они прекратили бы экспорт независимо от того, какой избыток зерна они могли бы получить, удерживая это количество зерна как внутренний резерв.

Конечно, невозможно с точностью оценить полную продолжительность глобального голода, который последовал бы за региональной ядерной войной. Но кажется вполне разумным считать, что немногие из почти 800 миллионов человек, которые истощены, могли бы выжить, если их уже на сегодня нестандартное потребление пищи уменьшилось бы хотя бы на 10% в течение года. Если неудачные урожаи и, как результат, уменьшение количества продуктов питания будут длиться несколько лет, то судьба этих людей предопределена.

Следует рассмотреть также два других вопроса. Во-первых, в огромных мегаполисах развивающегося мира, переполненных, и зачастую с отсутствием в лучшие времена адекватной санитарии, почти несомненно наблюдались бы значительные всплески инфекционных болезней; и такие болезни, как чума, которые не были распространены в течение последних лет, могли бы стать серьёзной угрозой для здоровья.

Во-вторых, голод такого масштаба мог бы создать потенциальную угрозу военных и гражданских конфликтов. В странах, где голод получил бы распространение, почти несомненно возникли бы продовольственные бунты, и конкуренция за ограниченные продовольственные ресурсы обострила бы этническую и региональную враждебность. Вооруженный конфликт представляется высоко вероятным среди стран, зависящих от импорта; при этом, в попытке сохранить доступ к продовольственным поставкам, эти страны могут использовать все имеющиеся в их распоряжении средства.

Аналогичным образом, невозможно оценить дополнительное общее число погибших в результате болезней и дальнейшей войны, вызванных этим “ограниченным” региональным ядерным конфликтом; но, учитывая климатические последствия мирового масштаба, количество умерших по всем этим причинам может исчисляться сотнями миллионов человек.

Несмотря на то, что эти сведения должны быть объяснены и уточнены, они доказывают необходимость фундаментальной переоценки роли ядерного оружия в мире, и следует информировать людей о суждениях и предложениях, имеющих место при ревизии Договора о нераспространении. Если даже небольшая ядерная война могла бы вызвать глобальную катастрофу, тогда полное уничтожение ядерного оружия является единственным жизнеспособным ответом.

1 Toon, Owen B., Richard P. Turco, Alan Robock, Charles Bardeen, Luke Oman, and Georgiy L. Stenchikov, 2007: Atmospheric effects and societal consequences of regional scale nuclear conflicts and acts of individual nuclear terrorism. Atm. Chem. Phys., 7, 1973-2002.
2 Robock, Alan, Luke Oman, Georgiy L. Stenchikov, Owen B. Toon, Charles Bardeen, and Richard P. Turco, 2007: Climatic consequences of regional nuclear conflicts. Atm. Chem. Phys., 7, 2003-2012.
3 Helfand, I An assessment of the extent of projected global famine resulting from limited ,regional nuclear war, Royal Society of Medicine, October 3, 2007.